Россия, Санкт-Петербург +7 (904) 617-60-77, +7 (921) 183-51-56 art-kspb@mail.ru
ГлавнаяСтатьиГарпии(др.-греч.)

В царствование Алексея Михайловича Романова [┬]* дворцовая мебель не была вычурной или помпезной. Сохранившееся тронное кресло этого царя, обитое бархатистой тканью, было не очень уютным, может быть, неудобным, но зато скромным и даже строгим. И если его верхняя часть с закруглённой в виде боевого лука высокой спинкой, обтянутой вместе с прогнутыми подлокотниками и плоским сидением дорогой материей, могла показаться тяжеловатой, то стройные точеные ножки (с тремя такими же проножками) придавали царскому креслу нормальную легкость и внешнюю привлекательность/

rococo_3.jpgСчитается, что кресло это выполнено в традициях, усвоенных мастерами русской мебели XVII-го века. Во времена Алексея Михайловича даже царский трон в Теремном дворце, словно вырубленный от подножия до широкой выгнутой спинки из единого неохватного кряжа, не выглядел помпезным, хотя по идее должен был создавать у посетителей впечатление торжественной недосягаемости.
И сам царь, прозванный в народе «тишайшим», выглядел не таким, каким был на самом деле. По его кроткому богобоязненному взгляду не скажешь, что этот совестливый человек способен живьём сжечь в сосновом срубе протопопа Аввакума и разделявших его взгляды монахов, а вслед за ними уморить голодом и холодом в глубокой земляной яме боярыню Морозову, с которой боялся встретиться взглядом. Даже когда её, прикованную к бревну, волокли в санях через всю Ивановскую в заключение, «тишайший» прятался за слюдяными оконцами в теремных переходах, и она, зная, что он подглядывает, кляла его принародно, упреждая двуперстным знамением, словно нечистую силу.

Позднее русское старообрядчество не раз выступало против нововведений и крутого нрава его сына – Петра Алексеевича. Эти разногласия известны из курса истории средней школы. Время доказало правоту молодого монарха, который в течение одного поколения вывел раздираемую внутренними противоречиями патриархальную страну в число передовых государств, превратив её в мощную державу. Известной заслугой Петра было создание маневренного, хорошо вооруженного флота, с помощью которого он побеждал вражеские флоты. Он был признанным авторитетом в оружейном искусстве, в военном и морском деле. Сохранились свидетельства о его владении созидательными ремеслами. С юных лет царь занимался столярным делом, резьбой и точением по дереву.

Когда просвещенная Европа начала обставлять дворцовые залы и кабинеты мебелью, украшенной мозаикой в технике интарсии, император Петр в числе первых российских мастеров изготовил художественный столик по новым эстетическим канонам, поощряя своих мебельщиков перенимать заграничные новшества. Исторический столик, как национальная реликвия, хранится в музейных запасниках построенной им столицы – Санкт-Петербурга.

После того, как Петр одержал решительные победы над шведами под Полтавой и в морском сражении при Гангуте, он, вернувшись в Петербург, изобразил эти события средствами художественной резьбы по дереву. Увлекался царь и вытачиванием красивых вещиц из слоновой кости, для чего приказал наладить ему в царских покоях токарный станок. Некоторые его сподвижники, глядя на императора, тоже осваивали токарное дело. Кое-кто вызывал даже удивление у современников приверженностью к этому ремеслу. Основатель Екатеринбурга В.Н. Татищев, которого царь дважды посылал контролировать строительство и действие уральских чугунолитейных заводов, выйдя в отставку, незадолго до смерти заказал себе гроб, для которого сам выточил на станке красивые ножки. А император настолько хорошо освоил токарное и столярное дело, что смастерил себе кресло, детали которого выточил на токарном станке.

Теперь можно услышать, будто бы в том кресле сидит его восковая фигура в Государственном Эрмитаже. Однако, слухи эти ошибочны. «Восковую персону», вылепленную К.-Б. Растрелли в год смерти Петра, усадили в деревянное точеное кресло, сделанное в том же году резчиком петербургского «Почтового двора» Петром Федоровым, служившим под началом французского орнаменталиста-декоратора по дереву и скульптора Николая Пино. Кресло с прямой спинкой, с подлокотниками изогнутой формы, с точенными проножками и ножками с перехватами, было обито малиновым бархатом. Сделано оно из простого дерева, окрашенного в коричневый цвет. Ученые мебельщики утверждают, что образцом для кресла Федорова служили устоявшиеся в XVII–м столетии формы такой мебели, то есть примерно так могло выглядеть и точеное кресло, выполненое в свое время Петром I. В принципе, неугомонный император был способен самостоятельно соорудить себе собственный трон своими руками. Изготовленное им точеное кресло можно считать прикидкой сил или демонстрацией возможностей. Однако, богу богово, а кесарю кесарево, и в 1713 году престол для Петра I создавали тронные мастера-профессионалы.

В 1731 году по русунку английского художника Николаса Клаузена был сделан в Лондоне серебряный трон для русской императрицы Анны Иоанновны. Трон имел деревянную столярную основу, искусно оправленную в массивное серебро, украшенное позолотой, сетчатым и растительным орнаментами. Спустя почти семь десятилетий его скопировал и тиражировал в традиционных материалах (дерево, позолота, малиновый бархат) придворный мастер Христиан Мейер по заказу архитектора Бренны в связи с намерением императора Павла I переоборудовать тронные зала своих дворцов. В итоге расставленные во дворцах копии превратились в троны императора Павла I. Сохранились только три трона из этой серии. Одна копия украшает Большую тронную комнату, известную как Георгиевский зал, где на высокой стене из каррарского мрамора над тронным местом помещено рельефное изображение Святого Георгия Победоносца, поражающего копьём дракона. А серебряный подлинник нашел пристанище в Мемориальном зале Петра Великого, традиционно известного как Малая тронная комната, в которой стенные панели выкрашены в малиновый тон.
Вторым великим монархом России после Петра I была императрица Екатерина II. При ней с большим размахом развивались экономические связи, наука, искусство и ремесла, в том числе и декоративные. На полотне, изображавшем Екатерину подписывающей Наказ, которому через мгновение суждено стать законом, обязательным для исполнения всеми подданными страны, виден скульптурный бюст Петра Великого. Императрица давала понять что ведет государство по примеру Петра I, по избранному им прути. Она изображена за письменным столом в её кабинете. Пятую часть живописного полотна занимает резное рабочее кресло барочной формы, увенчанное виньеткой в картуше и обитое малиновым бархатом.

Крупный подлокотник с энергичной резьбой виднеющегося завитка и решительным изгибом его опорной части скрыт за складками платья императрицы. Крутые формы рабочего кресла соответствовали темпераментному характеру деятельной хозяйки. Барокко в годы восхождения Екатерины на российский престол уже изживало себя как архитектурный стиль, но Двор еще полнился образцами пышных интерьеров и мебели прежних форм.
Короновалась Екатерина II, сидя на троне, вознесенном на многоступенчатый подиум возле стены, вдоль которой над сидением трона поднимались две резные колонны, поддерживавшие тронную сень, а стенное пространство между ними заполняло изображение двуглавого орла, над головами которого парила вызолоченная корона.

На сохранившемся рисунке Михаила Махаева, изображена государыня, принимавшая знатных подданных у себя в Зимнем дворце в 1764 году. Высокий, пышно украшенный трон помещался на роскошно убранном тронном месте, к которому вели две группы широких ступеней: четыре от паркетного пола до промежуточной площадки и три ступени – от неё к ногам императрицы, покоившимся на изящном резном подножии, обитом, по обыкновению, царской бархатной тканью. Спинка трона, судя по росту находившихся подле него офицеров, достигала высоты почти двух метров и выпуклыми очертаниями напоминала деку виолончели. Пространство стены от спинки трона до балдахина занимал рельефный картуш с раскинувшим крылья двуглавыи орлом, осенённым имперской короной. Над этой богатой тронной конструкцией был вознесён казавшийся лёгким ажурно-прозрачный и многоярусный, как крышка дарохранительницы, балдахин. Среди архитектурного пиршества сама хозяйка дворца была верх совершенства.

На живописном полотне Екатерина Вторая была изображена в рост, когда, поднявшись с трона в одном из своих дворцов, еще стояла на верхней площадке полукруглого ступенчатого подиума, жестом левой руки приглашая зрителя убедиться в полезности того, что сделано ею для подданных и для державы. Следует внимательно вглядеться в очертания трона, выступающего своей боковиной из недостаточно освещенного за императрицей пространства. Пурпуровый полог, ниспадая, дополнительно затенял спинку, отчего разглядеть можно лишь её ковчежное строение, каковое в русской мебели позднее стали называть «корытцеобразным строением спинки кресла». Опорой трона по обеим его сторонам служили гривастые фигуры лежащих львов. Сегодня вряд ли можно найти знатока, который гаранитровал бы или полностью опроверг существование точно такого трона среди мебели Екатерины II, как и точно такого платья в её туалетах или точно такого жеста в арсенале телодвижений императницы.

Возможно, живописный мастер что-то додумал, какие-то детали приукрасил или преувеличил. Искусство допускает отступления от оригинала. Между тем, живописцев, выполнявших при дворе царский заказ, как известно, допускали в кладовые к хранившимся там образцам предметов, которые монарх благоволил иметь при себе на портрете. Если же рассматриваемый трон явился в какой-то мере художественным проектом самого живописца, то время доказало, что этот проект имел под собой естественные и веские основания.

Однажды, ещё в 1766 году, идя через кладовую Зимнего дворца на второй этаж в зал заседаний депутатской комиссии, Екатерина обратила внимание на живописное полотно, вынесенное после смерти императрицы Елизаветы, и остановилась полюбоваться им. В тот же день она решила ужесточить учет и порядок использования предметов искусства в своем государстве, перенести в Зимний дворец лучшие полотна из других дворцов и резиденций. Затем приказала дипломатам при иностранных дворах скупать и присылать ей лучшие произведения изобразительного искусства. Так заложила она основы собственного музея искусств – Государственого Эрмитажа, для которого сама скупила коллекции картин принца Конде, графов Бодуэна, Брюля, коллекционеров-магнатов в Берлине и в Лондоне. Автор довольно редкой книги «Старый Петербург» М. Пыляев добавлял к этому, что богатейший магнат россии Шувалов уступил государыне купленную им в Риме коллекцию античных мраморных скульптур, а герцог Орлеанский – обширное собрание античных гемм и резных камей. Между прочим, сама императрица страстно увлекалась собиранием резных камей и, отдыхая от государственных дел, любила разглядывать собранные ею коллекции. Это её увлечение было настолько серьёзным, что в одной из задних комнат Эрмитажа она поставила горн и вместе с медальером Лебрехтом, ответственным за чистоту и верность рисунка, и с помощью химика Кенига делала отливки и слепки со старинных камей.

Наследник престола Александр I в юные годы (1797-1799) пользовался построенным для него позолоченным креслом – с резной спинкой, точеными ножками и бордовой бархатной обивкой [┬]. Этот «юношеский трон» престолонаследника вполне мог быть выполнен в мастерской придворного мебельщика Мейера, который в 1782-1784 годах обучал столярному искусству двух внуков Екатерины II – Александра и Константина. Государственный Эрмитаж до сих пор хранит в запасниках ученическую парту, сделанную будущим наследником престола под наблюдением самого Мейера. Спустя два десятилетия император Александр I обнаружив, что бабушка так и не заплатила известному мастеру за обучение ремеслу внуков, издал указ о выплате Мейеру пятисот рублей «за показывание мне столярного рукоделия во время младенчества моего». Переняв от своей бабушки любовь к изящному резному искусству, Александр I пополнял её коллекции гемм новыми поступлениями, главным из которых была купленная им за два миллиона золотом экспозиция гемм загородного дворца Мальмезон француженки Жозефины.
Почти одновременно с юношеским троном наследника в 1797 году мастер Христиан Мейер изготовил сразу шесть уже упомянутых золоченых тронных кресел, увенчанных коронами, обитых алым бархатом с двуглавым орлом, вышитым позолоченной серебряной нитью на каждой спинке, и с резными головами орлов на подлокотниках. Эта серия столярных копий, расставленных в тронных залах имперских дворцов, повлияла на формирование стереотипа царского трона Российской империи. Постепенно Двор как бы выработал усредненные требования к этому виду дворцовой мебели, который даже называть стали чаще не троном, а тронным креслом. Золоченое дерево, спинка с резным навершием, такими же подлокотниками и ножками, бархатная малиновая обивка и соответствующее стилю кресла подножие [┬]. Как правило, трон устанавливали на ступенчатом подиуме возле одной из стен зала.

Мебельные мастера России обычно не подписывали своих работ. Троны чаще всего существовали как изделия анонимных авторов, но имя каждого мастера было известно по документам, сопровождавшим проект, изготовление трона и приобретение его царским двором.

Архитектор Джакомо Кваренги, проектировавший убранство троного зала Зимнего дворца в конце XVIII столетия, полагал, что основным образным символом царского трона должен стать коронованный двуглавый орел. Сам трон с резным (и тоже коронованным) навершием, с царским гербом в овале спинки, заключенной между двумя пилонообразными устоями трона, и по одному орлу на подлокотниках – являл в воображении архитектора образец монументального классического искусства [┬]. Позднее Кваренги изменил замысел, но не отказался от изготовления тронного кресла по этому чертежу. Художественная идея Кваренги была воплощена придворным резчиком итальянцем Телесфоро Бонавери в 1798-1800 годах. Трон, изготовленный им по проекту Кваренги, получил название золоченого кресла гроссмейстера Мальтийского ордена [┬]. Овал спинки помещен между пилонами, одновременно являющимися и задними ножками тронного кресла, тогда как передние ножки сделаны в виде орлов, стоящих на одной ноге, обхватившей когтями шар. При этом крылья орлов сложены так, что служат подлокотниками этого кресла. В этой работе много художественной резьбы – прорезной, рельефной и скульптурной.

Не менее замечательным образцом художественной резьбы по дереву было золоченое кресло Потемкина, известноеное как кресло президента Военной коллегии, созданое около 1784 года [┬]. Прямая спинка, прямые канелированные ножки на каблучках в виде небольших шаров. В обивке – позумент и зеленый бархат. В композиции использованы героические мотивы и элементы древнего боевого снаряжения: античный шлем, лавровый венок, палица Геракла, лук со стрелой, меч и копья с гранеными наконечниками на боковых стойках потёмкингского трона. По тематике художественной резьбы это кресло считается уникальным, проникнутым идеей непобедимой военной мощи государства российского.

Говоря строго, все главные государственные троны династии Романовых в той или иной мере прославляли устойчивость власти, её несокрушимость, финансовую и политическую мощь, уверенность в победе над врагами.

Евгений Девиков, proza.ru

Наверх